«Деловая игра» — ущербное словосочетание, нам нужно какое-то другое

«Деловая игра» — довольно неудачное сочетание слов. Занимаясь такими играми с 2005 года, могу сказать, что сами мероприятия крайне эффективны с точки зрения обучения, но недостатков у названия действа хватает.

Начнём с того, что чисто по звучанию под игрой многие понимают что-то несерьёзное, развлекательное. Отчасти это верно, деловые игры позволяют хорошо и приятно провести время, но основная их ценность не в сплочении команды, а в решении двух очень чётких задач:

  1. показать коллективу, отдельным участникам и сторонним наблюдателям состояние «как мы сейчас работаем», или «как у нас принято делать дела»
  2. освоить новые управленческие приёмы, почувствовать понятия, отработать новые для участников навыки

То есть — очень даже серьёзные задачи.

Второй большой недостаток ярлыка «деловая игра» — периодически возникающая у неподготовленных участников ассоциация с настольными играми. Такой ассоциации помогает и то, что в наших деловых играх активно используются бумажные карточки. Недостаток мешает тем, что игроки могут ожидать максимально чётких правил и где-то описанных ограничений (что в играх по менеджменту, строго говоря, не совсем так), а также смещает локус контроля команды на внешние факторы («мы бы справились лучше, если бы нам подробно объяснили правила»).

Ещё один неудобный момент «деловых игр» — очень широкое название, подходящее для совершенно различных активностей. Я слышал про варианты деловых игр длительностью час-два для группы из трёх-пяти человек, равно как и про мероприятия на 150-200 человек, занимающие несколько дней. Понятно, что и цели, и формат, и вовлечение участников совершенно различны. Однако такие различия сложно разглядеть и осознать, если всё это обобщённо обозначается одним и тем же термином.

Наконец, в некоторых организациях бюрократические процедуры и отдельные лица, принимающие решения, не готовы утвердить и выделить бюджет на какие-то «игры». Когда день за днём полно серьёзных задач, коллективу не до игрушек, думают они.

К чему приводят описанные неудобства? Есть две основные проблемы.

Во-первых, деловые игры как инструмент обучения значительно меньше распространены, чем они того заслуживают. Известная мне статистика показывает, что в России игры проводятся в 4-8 раз реже, чем в Европе. При том, что деньги компании и там, и там считают довольно тщательно, пользу от деловых игр на западе ощущает большее число организаций.

Во-вторых, иногда прямо во время игры очередная команда попадает на развилку, требующую выбора: играть на KPI, чтобы показать «результат», или играть, чтобы чему-то научиться. Дело в том, что в каждой нашей деловой игре предусмотрен тот или иной способ измерения достижений команды, работающий через набор метрик. Для каждой игры есть начальное значение метрик и целевое, и, разумеется, каждая команда стремится достичь целевых показателей. Беда заключается в том, что мотивация на достижение результата может быть подменена мотивацией «результат любой ценой и любыми способами», в том числе отходящими от правил или ограничений, как минимум — от ролевой модели. А когда (вполне ожидаемо) фактический результат получается не очень, то команда склонна объяснять неважный финал именно внешними факторами, а не собственными решениями или организацией работ (либо отсутствием таковой).

В этом отношении меня как ведущего очень воодушевляет решение команды работать на обучение, а не на KPI. Буквально недавно, две недели назад, на одной из игр «Проект Феникс» ровно посередине дня команда пришла к описанной выше развилке. Вопрос был сформулирован максимально точно, а потому я переживал за выбор группы. Я предложил им обсудить и решить, продолжают ли они делать дело так, как получается сейчас, в надежде достичь хорошего числового результата, либо рискнуть, поэкспериментировать и, возможно, научиться чему-то новому. К счастью, команда почти единодушно выбрала второй вариант, обосновав его примерно так: мы инвестируем один полный рабочий день в обучение, поэтому нам важно узнать и освоить что-то; работать же на KPI мы можем и в обычной трудовой практике, этому мы уже обучены. Примечательно, что приняв такое решение и сыграв ещё два раунда, эта команда поставила новый абсолютный рекорд игры «Феникс», который, как мне кажется, побить следующим командам не удастся весь 2018 год.

Что же должно произойти, чтобы, придя к этой развилке, команда выбрала более полезное направление? На мой взгляд, необходимо, чтобы участники соответствовали следующим предварительным требованиям:

  1. готовность принять игру и свою роль в ней — да, это условный сценарий, кейс, но мы находимся в нём, и действуем сообразно;
  2. готовность экспериментировать — тестовая ситуация допускает и поощряет риск, а цена ошибки не так велика, как в реальной жизни;
  3. желание узнать что-то новое — с настроением «я всё это уже знаю» или «мы умнее всех» научиться чему-то крайне сложно ввиду известного феномена барьера обучения, связанного с необходимостью преодолеть груз имеющихся знаний, стереотипов и опыта за плечами.

Итак, название способа обучения надо бы изменить, словосочетание «деловая игра» никуда не годится. Однако известный мне альтернативный вариант, «бизнес-симуляция», ещё хуже. Как быть?

ITIL Expert Уверенная дорога до ITIL Expert
 

Экономия на обучении до 30% для тех, кто хочет быстро добраться до высшей ступени в ITIL
 

Узнайте больше!

Комментарии и мнения

  1. Георгий Меметов

    Приветствую, Олег! Точно, проблема с названием способа обучения есть. Мои варианты по альтернативам:

    — бизнес-практикум

    — практический семинар

    — обучающая симуляция

    — практикум-симуляция

    — тренинг-симуляция

    — практический тренинг

    — командный тренинг

    — командный практикум

    — организационная симуляция

    — организационный тренинг

    из них, я считаю, наиболее подходят: командный тренинг (варианты вокруг команды)

    1. Олег Скрынник Автор

      Георгий, спасибо!

      Вариантов много, но нужно думать. Хочется яркого, точного и понятного, мне пока такая комбинация в голову не идёт.

      Голландцы вот пишут так: «Serious business games for serious business problems». Но простой перевод на русский даёт ерунду, конечно же.

  2. Павел Дёмин

    +1 по теме

    Известное мне альтернативное название из мира системной динамики — microworld. Простой перевод на русский уступает даже словосочетанию «деловая игра», но направление мысли, на мой взгляд, классное. Ведь воссоздается реальная бизнес-ситуация в миниатюре.

    Еще приходит в голову сочетание «бизнес-кейс». Не тот который бизнес-обоснование, а тот который case study. Вроде бы не совсем точно, но зато всем понятно, что за этими словами следует изложение конкретной проблемы и поиск путей ее решения.

  3. Сергей

    А может не переводить понятитие? Или частично переводить.

    Также возможно поменяет смысл замена «симуляции» на «эмуляцию». Это слово несет для некоторых менее негативные ассоцияции.

    Ещё можно поиграться заменой в предложенных вариантах местами существительных и прилагательных или частичным объединением.

    Например, получаются:

    Бизнес эмуляция

    Практическая бизнес эмуляция.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ближайшие мероприятия

Зарегистрируйтесь, чтобы получить больше полезных знаний:

ДЕК
17
Учебный курс:
Основы DevOps 
ДЕК
20
ДЕК
20